Костас Кондилис: «Профессия архитектора – это постоянный вызов самому себе»




Костас Кондилис, основатель и президент архитектурной мастерской Costas Kondylis and Partners
фото: Олег Герасименко

CP: Каковы причины вашего приезда в Украину и планы относительно этой страны?
Более 40 лет я посвятил своему любимому делу – архитектуре, моя фирма снискала успех в Нью-Йорке. Мой приезд в Украину объясняется желанием заниматься международными проектами. В некотором роде работа здесь – это отличная возможность проверить себя, поскольку деятельность нашего бюро в Нью-Йорке настолько отлажена, что, кажется, там все процессы протекают на автопилоте. Мои американские партнеры справляются с заданием любой сложности. Поэтому сегодня меня больше интересуют проекты в других странах. Кроме того, у меня европейские корни и мне приятно вернуться к своим истокам.
В Украину меня пригласила компания Seven Hills, работающая сейчас над развитием проекта в формате mixed-use с большой жилой составляющей в центре Киева. Проект предполагает высотное строительство, на котором мы и специализируемся. К тому же, у нас уже есть опыт совместной работы со Scorpio Real Estate Group, в состав которой входит компания Seven Hills. Я думаю, наше сотрудничество выльется в удачный проект, гармонично соединяющий международный опыт и особенности такого уникального города, как Киев.
CP: На сегодняшний день вы работаете над проектами в России, Турции, Катаре, Дубаи. Что необходимо для того, чтобы приступить к проекту в новой для вас стране?
Получить важную и достоверную информацию о городе, для которого будет создаваться проект, можно только пройдясь по его улицам. В первую очередь, необходимо увидеть место, где будет расположен объект, поближе узнать жителей города, их вкусы и предпочтения. Ведь новое здание станет частью района, города в целом. Для меня важно соединить мои идеи с образами, которые рождает конкретное место. Поэтому я лично приехал в Киев, чтобы увидеть город, прикоснуться к его культуре, познакомиться с людьми. Даже используя современные технологии и дизайн, необходимо учитывать специфику города, иначе новое здание не сможет органично «влиться» в существующий архитектурный ансамбль. Важно, чтобы люди приняли новый объект, чтобы им было комфортно находиться в нем и возле него.
Работая в новом регионе, в незнакомой стране, важно ознакомиться с исторической архитектурой и попытаться представить, как она развивалась бы сейчас. Я стремлюсь к созданию современных зданий, являющихся продолжением истории архитектуры конкретного города. В этом и заключается сложность реализации проекта в другой стране.
К примеру, чтобы осуществить задуманное в Украине, мне понадобилось ознакомиться со специальной литературой, посвященной особенностям украинской архитектуры, ее истории, школам. Я высокого мнения о советской архитектурной школе, берущей начало еще в 20-х годах прошлого века.
CP: Сколько времени вам необходимо, чтобы изучить все факторы?
Благодаря своему 40-летнему опыту иногда я могу предложить идею будущего проекта, взглянув на местность один раз.
Сейчас мне достаточно закрыть глаза, чтобы мысленно представить здание, которое мы создаем в Киеве. Ведь именно с образа, сложившегося в сознании, начинается работа над каждым проектом. Обычно процесс создания образа занимает несколько недель, иногда больше, поскольку необходимо хорошо обдумать все детали. Я называю это мечтой, которая появляется до того, как будет откорректирована в соответствии с бюджетом, дедлайнами и другими параметрами.


Архитектор Костас Кондилис внес существенный вклад в современную архитектуру Манхэттена
фото: IS

CP: Насколько названные вами ограничения влияют на конечный проект? Насколько мечта отличается от реальности?
Могу сказать, что на практике такие вещи, как бюджет, сроки выполнения и т.д., могут довольно сильно повлиять на проект. Тем не менее, если ты хочешь, чтобы мечта сбылась, необходимо быть реалистом и изначально учитывать эти моменты.
CP: Вы проектируете объекты жилой и коммерческой недвижимости. Что сложнее – создавать здания для жизни или для работы?
Конечно, гораздо сложнее работать над проектами зданий, в которых люди будут жить. Для офисного объекта достаточно продумать архитектуру, использовать современные материалы. Все остальное – комфорт и внутренний дизайн создают уже сами арендаторы. При проектировании жилого здания все намного сложнее, поскольку нам необходимо удовлетворить потребности определенного сегмента рынка.
Недвижимость – это бизнес, в котором фактор успешности имеет огромное значение. Важно, чтобы проект был успешным в финансовом аспекте, иначе работа бессмысленна. Можно сделать восхитительный дизайн, нарисовать оригинальный проект, использовать дорогие материалы. Однако, даже такой объект рискует стать просто красивой картинкой и не быть коммерчески успешным. Поэтому наша работа не ограничивается только архитектурными решениями фасадов.
Например, жилая недвижимость в первую очередь воплощает стиль жизни, стремления человека. Покупая жилье, владельцу важно ответить на вопрос: можно ли будет через некоторое время продать его дороже. Ведь покупка квартиры или другого вида недвижимости – это одна из крупнейших и важнейших инвестиций в жизни человека, поэтому архитектура и дизайн должны быть ориентированы на экономическую привлекательность проекта в долгосрочной перспективе. Если речь идет об экстрамодном объекте, существует большая вероятность того, что через 10 лет он таким уже не будет. У классических зданий больше шансов сохранить свою привлекательность длительное время. Архитектор должен гарантировать, что через 20 лет здание, которое он спроектировал, будет интересно и актуально для потребителя. Работая сегодня для клиента, мы должны быть уверены в будущем проекта. При этом нельзя забывать о технических характеристиках, обеспечивающих комфорт и удобства его будущим владельцам.
CP: Какой сегмент коммерческой недвижимости наиболее интересен для архитектора в плане реализации творческих идей?
Работа во всех сегментах увлекательна, но, наверное, наиболее интересно и в равной степени сложно разрабатывать проекты многофункциональных комплексов, включающих различные форматы недвижимости – торговый, офисный, жилой. Я уверен, что будущее – за проектами, объединяющими все необходимое для жизни и работы, поскольку это очень удобно для потребителя. Кроме того, такой объект более практичен с точки зрения охраны окружающей среды. К примеру, если апартаменты находятся над офисами, нет необходимости, загрязняя воздух, преодолевать 30 километров на автомобиле, чтобы попасть на работу, и столько же, чтобы вернуться домой.
Кроме того, для заказчика проекты mixed-use более выгодны в финансовом плане – покупатель может приобрести в одном комплексе и офис, и квартиру. Соответственно, он будет посещать рестораны комплекса, совершать покупки в торговом секторе, его дети будут ходить в школу, расположенную поблизости, и т.д. Это своеобразный «город в городе».
CP: Как вы работаете с клиентом? Приходится ли вам переубеждать своих заказчиков?
Не только клиент выбирает нас, но и мы выбираем клиента. Важно, чтобы люди, с которыми мы работаем, понимали значение архитектуры во всем комплексе работ. В этом плане нам повезло – наши клиенты ценят архитектуру, дизайн и его возможности. Я практик, и мне важно, чтобы довольны были я, мои партнеры, клиент, люди, для которых возводилось здание.
Начиная работу с клиентом, я выслушиваю и стараюсь понять его видение проекта. Мы обсуждаем разные варианты, стараемся найти «формулу успеха». Мне необходимо определить эстетические предпочтения заказчика – современная или классическая архитектура, высотное здание или объект небольшой этажности и т.д.


Проект Silver Towers, Нью-Йорк Сити. Архитектурное бюро – Costas Kondylis and Partners
фото: Costas Kondylis and Partners

Реализуя объект недвижимости, заказчик берет на себя огромный финансовый риск. Я, как архитектор, рискую не деньгами, а, скорее, репутацией. К каждому проекту необходимо подходить очень осторожно и взвешенно. Если в ходе разговора мы смогли выяснить все детали, это не значит, что я смогу выполнить все пожелания заказчика. Его видение проекта будет реализовано максимум на 50-60%. Если бы я учитывал все пожелания клиентов, в моих услугах не было бы потребности. Моя работа – это своего рода сотрудничество с заказчиком, которое должно основываться на взаимопонимании, а если такого понимания нет, не будет и результата. Клиент делает большой вклад в развитие проекта, предоставляя результаты маркетинговых исследований, использование которых я считаю необходимым. Заказчик определяет бюджет, рассчитывает экономические показатели реализации проекта и отвечает за их выполнение. У меня были разные клиенты, и все они очень серьезно относились к бюджетированию. Я даже помню случай, когда мне пришлось отстаивать колонну в лобби, которая обошлась клиенту в $2 тысячи – капля в море общей стоимости проекта в $200 миллионов. Создавая идею, изначально важно понимать, готов ли заказчик вкладывать средства в ее реализацию и что мы хотим получить в результате.
CP: В одном из интервью вы сказали, что стекло – ваш любимый строительный материал. Будете ли вы активно использовать его в киевском проекте?
Я люблю стекло, потому что оно дает свет и расширяет пространство, визуально наполняя здание воздухом. Однако, объект не может быть полностью выполнен из стекла, как минимум 40% приходится на твердые материалы, из которых сооружаются колонны, перегородки.
Кроме того, по возможности я предпочитаю делать окна максимально большими, поскольку уверен, что это позитивно воздействует на людей с психологической точки зрения – если в здании много дневного света, это положительно влияет на настроение и эмоциональное состояние, и напротив – темные помещения действуют угнетающе. Хотя, если вы живете в тропическом климате, возможно, вам захочется иметь в помещении больше затемненных уголков. Однако, если речь идет об Украине, то потребность в естественном освещении здесь очень высока. Проектируя крупные объекты, к примеру, бизнес-центр, необходимо использовать все преимущества такого материала, как стекло, чтобы сделать здание светлым и прозрачным.
CP: Планируете ли вы открыть офис в Европе, чтобы быть ближе к проектам, над которыми сейчас работаете?
Да, мы планируем открыть офис в Европе и стремимся уделять больше внимания работе за пределами США. В наши планы входит создание представительств в Лондоне, Париже, Женеве, посредством которых мы сможем оперативно реагировать на вопросы, возникающие в процессе реализации проектов. Для нас важно, чтобы клиенты могли обратиться к нам напрямую, а не посредством телефона. В новых представительствах будут работать региональные партнеры нью-йоркской фирмы Costas Kondylis and Partners, которые знакомы с особенностями определенного региона. При этом мы будем сотрудничать с местными архитекторами, привносящими новые, свежие идеи. Опыт и неординарный взгляд на вещи – замечательное сочетание для рынка.
CP: Вы являетесь владельцем известного архитектурного бюро, в котором работает большая команда профессионалов. Участвуете ли вы в каждом проекте либо только генерируете идеи?
Мне очень повезло с сотрудниками. Я привношу в проект опыт и выступаю как дирижер в симфоническом оркестре. Образно выражаясь, я знаю, как «играть на рояле, виолончели, скрипке», но играть одновременно на всех инструментах, невозможно. В этом и заключается моя роль. Я собрал очень талантливых людей со всего мира. Они все разные, однако мы говорим на едином языке архитектуры и понимаем друг друга с полуслова.
Я не диктую своим сотрудникам, что делать, – я только предлагаю идеи. Если бы они действовали исключительно по моему указанию, то уже через полгода уходили бы в другое бюро. Ведь каждый из них – художник, которому необходимо развиваться, чтобы реализовать свой потенциал.
CP: Как творец современности, дайте ваше определение того, чем является архитектура сегодня.
Архитектура сегодня – это, в первую очередь, скорее технология, чем творчество. Современное искусство связано с коммерческими аспектами. Некоторые мастера уверены, что нельзя смешивать творчество и деньги, приводя в качестве примера великих художников, которые были очень бедными. Однако современные творцы не хотят умирать бедными, они стремятся к богатству и дорого продают свое искусство. Я знаю одного очень известного нью-йоркского художника, все работы которого были придуманы собственником галереи, знающего, что будет иметь успех и продаваться. Должен сказать, что этот мастер очень успешен. Та же ситуация наблюдается и с современной архитектурой. Для архитекторов вполне приемлемо объединение искусства с коммерческой составляющей.
Однако, если мастер не отдает всего себя архитектуре, он вряд ли будет успешным. Я считаю, что архитектор, желающий добиться хороших результатов, должен быть «женат на архитектуре» и полностью посвятить себя этой профессии. Это не просто бизнес, которому ты отдаешь весь день. Идеи появляются не только в рабочее время, и, чтобы это решение пришло, необходимо жить архитектурой.
Я уверен, что оригинальное, завершенное здание – это не просто сочетание камня, стекла и цемента. Пребывание в нем должно вызывать такое же чувство, как при посещении церкви, когда перехватывает дыхание. Здание должно быть объектом эстетического переживания. Необходимо вызывать эмоции, воздействовать на сознание человека. Это основная цель и главная сложность профессии архитектора, поэтому я и люблю свою работу. Это постоянный вызов самому себе.